Напольное покрытие WERZALIT - террасная доска лиственница. Хотите продать лиственницу.
Февраль
2012 (7520)
alternativa.lib.ru > Альтернативная история
> Футурология
Все материалы
Перл-Харбор (Неизбежное поражение)
Ширер Ф. Р.

День 7 декабря 1941 года стал 'Днем позора' не столько из-за внезапной атаки японской авиацией острова Оаху, сколько из-за того, что американские силы проспали на своих постах нападение на Гавайи. Хорошо спланированное нападение имело полный успех, так как американцы боялись саботажа 'пятой колонны' больше, чем атаки с воздуха, возможность которой флот Соединенных Штатов доказал еще в 1933 году. Командование на Гавайях считало, что если Япония выступит против Соединенных Штатов, она нападет прежде всего на Филиппины, чтобы обезопасить свой левый фланг при продвижении к месторождениям нефти Голландской Вест-Индии.

Адмирал Исороку Ямамото был назначен командующим Объединенным флотом Японии. Перед ним стояла задача захватить природные ресурсы, которые были необходимы стране. Адмирал понимал, [89] что для продвижения в Индонезию потребуется время и, чтобы выиграть его, придется создать угрозу выдвинутому на Гавайи американскому Тихоокеанскому флоту. План нападения был создан коммандером Минори Гэнда. Гэнда сформировал оперативное соединение из шести авианосцев, сопровождаемых быстроходными линкорами, крейсерами, эсминцами и танкерами. Этот ударный флот должен был двигаться вне регулярных морских трасс через северную часть Тихого океана, чтобы внезапно выйти в расчетную точку, находящуюся в двухстах милях северо-западнее островов Оаху. В этой точке флот выпускал в два приема около 400 самолетов: торпедоносцев, горизонтальных бомбардировщиков, новейших истребителей типа 'Зеро'. В тихое воскресное утро эти силы должны были атаковать американский Тихоокеанский флот. Последний утвержденный боевой приказ намечал возможность нанесения дополнительных ударов{55}.

Первый воздушный флот, состоящий из 1-й ( 'Акаги' и 'Kara'), 2-й ( 'Сюрю' и 'Хирю') и 4-й ( 'Рюдзе') дивизий авианосцев, был ядром атакующего соединения. Летом 1941 года из состава флота исключили 'Рюдзе', который нес устаревшие истребители типа '96' ( 'Клод'), зато включили 5-ю дивизию авианосцев, состоящую из новейших кораблей 'Секаку' и 'Дзуйкаку'. Командование ударным флотом получил вице-адмирал Тюити Нагумо, который не был знаком с военно-морской авиацией. Нагумо, старший по возрасту из вице-адмиралов, ранее специализировался по торпедным атакам и действиям надводных сил.

Нагумо мучили дурные предчувствия, атаку он считал рискованной. Он сказал главнокомандующему, что будет очень сложно придерживаться расписания, пересекая 3000 миль океана. Еще сложнее - заправлять горючим эсминцы сопровождения в бурных холодных водах северного Тихого океана. Кроме того, существует возможность быть обнаруженными американскими подводными лодками, авианосцами или базовой авиацией. Нагумо также обратил внимание на [90] результат стратегической игры, проведенной в августе 1941 года: два его авианосца затонули, а два были повреждены, причем потеряно сорок процентов их экипажа. Однако он сказал, что будет выполнять приказы и обеспечит командование Первым воздушным флотом.

На протяжении десяти дней флот следовал северными тихоокеанскими водами. Нагумо вышел необнаруженным к последней точке заправки, располагавшейся в 600 милях к северу от острова Ланай. Это произошло в 05:30 шестого декабря 1941 года. После того как дозаправка авианосцев, крейсеров и эсминцев была завершена (08:30), танкеры ушли к точке встречи, которая должна была состояться 13 декабря западнее острова Мидуэй. Три часа спустя вице-адмирал Нагумо, поднял знаменитый флаг Z, под которым адмирал Того шел в Цусимское сражение, приказав флоту полным ходом (24 узла) следовать в район выпуска самолетов. Рубеж атаки в 240 милях к северу от Перл-Харбора должен быть достигнут к 06:00 следующего дня. Нервничая, что он будет обнаружен, Нагумо запретил все разведывательные полеты в этот последний день. Ни один самолет-разведчик не будет поднят в воздух до следующего утра, когда они проведут последний перед нападением поиск, чтобы определить, где находится флот Соединенных Штатов: на резервной стоянке Лахана или в Перл-Харборе, а также - в порту ли американские авианосцы 'Лексингтон' и 'Энтерпрайз'.

Перл: Тихая суббота

6 декабря, в субботу, американская армия и флот на Гавайях приводили в порядок свое снаряжение после недели учений. Линкоры готовились к адмиральской инспекции, которая начиналась с понедельника{*1}. [91]

Команды провели день, открывая горловины в двойном дне и водонепроницаемые двери: обычно и те и другие были закрыты даже в порту, ночью же - неукоснительно. 24-я и 25-я пехотные дивизии, а также командование береговой артиллерии, которому подчинялись также зенитные батареи, чистили свое снаряжение и возвращали боеприпасы на склады для надлежащего хранения. Прошедшая неделя прошла по форме готовности №3 (полная готовность) для армейских подразделений, хотя немногие местные жители заметили это.

Вечером солдаты и моряки, офицеры и рядовые получили увольнение и направились отдыхать в города Перл и Гонолулу, чтобы расслабиться перед выходными. Три оперативные группы до сих пор находились в море. 'Энтерпрайз' (TF8){*2} возвращался от островов Уэйк, куда он доставил эскадрилью F4F-2 'Уайлдкэт'; после тяжелой непогоды 5 декабря он вышел 6-го в сравнительно спокойные воды: авианосец ждали в гавани Перл-Харбора к 08:00 воскресенья. 'Лексингтон' (TF12) направлялся к острову Мидуэй, куда он должен был доставить эскадрилью пикирующих бомбардировщиков. TF3, состоящее из крейсера 'Индианаполис' и пяти эсминцев, патрулировало в районе острова Джонстон.

В это время из Сан-Франциско на Гавайи вылетели шестнадцать В-17 (восемь модели С и восемь модификации Е с неполным экипажем, без боеприпасов и с законсервированным вооружением). На островах они должны заправиться, команда - отдохнуть, а затем они продолжат перелет на Филиппины. Их прибытие ожидалось в воскресенье утром в 08:30 по гавайскому времени.

В Вашингтоне департаменты армии и флота получали сообщение из четырнадцати частей, которое Токио [92] посылало в свое посольство{*3}. Оно должно было быть доставлено президенту, секретарям армии и флота, командующему морскими операциями адмиралу Гарольду Р. (Бетти) Старку и начальнику Генерального штаба генералу Джорджу С. Маршаллу. Однако сообщение не было доставлено адресатам до следующего утра. Поэтому никто не смог предупредить командование на Гавайях, чтобы дать им хотя бы несколько часов, чтобы подготовиться к возможной атаке японцев{*4}.

7 декабря. Предупреждение в последний момент

Сразу после полуночи 7 декабря последняя четырнадцатая часть сообщения была получена в Вашингтоне, где была дешифрована и оставлена до утра для перевода и доставки адресатам. Лейтенант-коммандер Элвин Д. Крамер (Управление военно-морской разведки){56} и полковник Руфус С. Браттон (армейская разведка), которые разделяли обязанности по распределению дешифрованных сообщений из Японии, прибыли в свой офис в Военно-Морском департаменте к 09:00 по времени Восточного побережья (03:30 времени Перл-Харбора).

Они перевели четырнадцатую [93] часть и готовили копии для доставки. Утром адмирал Старк был в своем кабинете, в то время как генерал Маршалл направился на утреннюю выездку в Форт-Мейр в Виржинии.

Пока два офицера работали с переводом, минный тральщик 'Кондор' сообщил, что заметил подводную лодку в запретной области в непосредственной близости от Оаху. Он уведомил ближайший эсминец 'Уорд' в 03:42 по времени Перл-Харбора (09:12 времени Восточного побережья). После бесполезных поисков до 04:35 'Уорд' вернулся к своему обычному патрулированию у входа в гавань. Он не обнаружил пять подводных лодок класса 'I', которые находились вне канала. Они уже выпустили двухместные подводные лодки-малютки, которые должны были проникнуть в Перл-Харбор, чтобы помочь надвигающейся атаке.

Старк предупреждает Киммеля

Лейтенант-коммандер Крамер шел по коридору здания департамента флота к офису командующего военно-морскими операциями. Он передал сообщения коммандеру Артуру X. Макколуму, руководителю подразделения военно-морской разведки в восточном секторе в 10:00 по времени побережья. Крамер указал ему на то, что 13:00 по восточному времени - это 07:30 на Гавайях и 02:00 на Филиппинах{*5}. Затем Макколум отправился с текстами послания в Белый дом и в Государственный департамент. Он передал тексты адмиралу Старку и руководителю начальнику морских операций Теодору С. Вилкинсону. На протяжении нескольких минут сообщения были прочитаны дважды. Наконец кэптен Вилкинсон сказал: 'Здесь написано достаточно, чтобы понять: мы можем ожидать войны'. [94]

Адмирал Старк согласился. Затем Вилкинсон предложил: 'А почему бы вам не позвонить Киммелю?' Наступила пауза, затем Старк связался с Киммелем по закрытой линии{*6}. Его звонок разбудил Киммеля в 05:15 по времени Перл-Харбора. Старк коротко рассказал Киммелю о содержании четырнадцатой части послания{*7}: дипломатические отношения между США и Японией могут быть прерваны. Он также рассказал ему, что японскому посольству приказано уничтожить все коды и шифровальные машины. Киммель спросил, что это означает для Гавайев. Старк ответил, что не знает, однако опасается, что может произойти нападение, так как японское консульство в Гонолулу также получило приказ уничтожить все коды и бумаги{*8}. Киммель вспомнил о словах кэптэна Лейтона, который упомянул при встрече с ним в субботу, что в консульстве жгли много бумаг. После вопроса о статусе флота Киммель ответил, что корабли находятся в гавани и готовятся к инспекции следующим утром,

Старк разразился гневом:

- Вы что, не получили сообщение от 27 ноября: 'Это военное предупреждение, подготовьтесь к обороне'?

- Да, но я думал, что вы имеете в виду стратегическую оборону{*9}, я предполагал развернуть флот после начала военных действий, - ответил Киммель. [95]

- Нет! - воскликнул Старк. - Я ожидал, что ты примешь все необходимые меры по подготовке флота к войне, включая оборону кораблей, находящихся в гавани. Разве ты не помнишь военные игры адмирала Шоффилда в 1933 году? Я думал, ты там был.

- Нет, но припоминаю кое-что, не там ли он ударил по Перлу авианосцами?

- Да, он ударил с севера. Твоя первая обязанность - защитить флот и все, что находится в гавани.

- У меня флот в готовности №3, но я собираюсь проводить инспекцию завтра. Большинство линкоров подготовлены для этого. Я надеюсь, что Блох и Шорт присмотрят за обороной гавани.

- Ты бы лучше привел флот в готовность 'Зет' да отозвал народ из увольнений - на всякий случай, - посоветовал Старк. - Кэптэн Макколум говорит, что, по его мнению, японцы атакуют наш флот здесь, в Перл-Харборе, иначе он станет угрозой для них, когда они пойдут на Филиппины.

- Я позвоню Блоху и моему начальнику штаба, как только мы закончим сбор командования флота по тревоге, - ответил Киммель. - Нам потребуется два или три часа, чтобы полностью подготовиться, и четыре часа, чтобы развести пар в котлах и выйти в море. Я надеюсь, что мы сможем поднять в воздух несколько PBY{*10}. Я помню, как Элис Захариас говорил мне еще в мае, что, по его мнению, японцы атакуют Перл-Харбор авианосной авиацией с северо-запада{*11}. Я проводил поиск в этом направлении.

- У тебя может не быть столько времени, - сказал Старк. - Но я надеюсь, что все это закончится как обычные учения, из-за которых всего лишь пойдут обычные ворчания об испорченных выходных. [96]

- Да, сэр. Разрешите попрощаться и созвать своих людей, - сказал Киммель.

- Удачи{57}.

Киммель вызвал командующего 14-го военно-морского района, контр-адмирала Клода С. Блоха, и приказал ему объявить тревогу и уведомить командира 2-го патрульного крыла, контр-адмирала Патрика Н.Л. Белинджера, чтобы он выпустил летающие лодки как можно скорее. Они должны были вести поиск в северном направлении, от 60 до 0 градусов, на расстоянии 700 миль{*12}. Он закончил на том, что встретится с Блохом в штабе в 06:00.

2-е патрульное крыло Белинджера находилось в готовности Б-5, что означало, что 50 процентов летающих лодок могут взлететь в течение четырех часов. В действительности у американцев оставалось меньше двух часов, чтобы подготовиться к атаке. Киммель быстро оделся и направился в штаб. Он уже забыл о запланированной игре в гольф с генерал-лейтенантом Шортом и даже не позвонил командующему сухопутными силами на Гавайских островах, чтобы ее отмеиить.

Пока на Гавайях происходили все эти события, японцы выпустили первую атакующую волну из 183 бомбардировщиков и истребителей 'Зеро'.

Поскольку американский флот получил предупреждение, экипажи линкоров проверяли герметичность люков, и приводили корабли в боевой, а не инспекционный порядок. В это время буксир 'Антарес' заметил неподалеку от входа в гавань неопознанную подводную лодку. Он сообщил на 'Уорд', который по-ярежнему находился на патрулировали. Приближаясь к 'Антаресу', 'Уорд' обстрелян подводную лодку из орудий и потопил ее в пять минут. В 06:51 [97] лейтенант Уотербридж, капитан 'Уорда', доложил: 'Неизвестная подводная лодка потоплена глубинными бомбами в закрытом районе моря'. Командование 14-го военно-морского района немедленно направило это сообщение адмиралам Блоху и Киммелю.

В 06:45 первые эскадрильи пикирующих бомбардировщиков SBD-3 'Доунтлесс' и торпедоносцев TBD 'Девастейтор' с 'Энтерпрайза' начали приземляться на остров Форд. Их прибытие было первым признаком того, что 'Энтерпрайз' находится рядом с гаванью{*13}. Киммель приказал ему соблюдать радиомолчание, поэтому не мог знать о времени его прибытия. По расчету, корабль должен прийти еще вчера, но он попал в зону плохой погоды. Он уведомил командующего соединением вице-адмирала Уильяма Ф. Хелси младшего, чтобы он держал TF8 к югу от островов Оаху. Он также сообщил Хелси, что его самолеты будут заправлены горючим, перевооружены и возвращены на авианосец. Он также повторил, что соединение Хелси должно поддерживать полное радиомолчание.

Воздушные силы на Гавайях

В то время, как адмирал Киммель поднимал по тревоге флот, генерал-лейтенант Шорт продолжал спокойно спать, так же как и генерал-майор Фредерик Л. Мартин, командующий военно-воздушными силами на Гавайях{58}. В 06:45 контр-адмирал Белинджер разбудил Мартина телефонным звонком. Он сообщил ему о предупреждении из Вашингтона и сказал, что запускает свои летающие лодки осмотреть северные подходы к островам. Он хотел узнать, работают ли армейские радарные установки на северной стороне острова около Опапа-Пойнт и Кааавы и укомплектован ли [98] центр раннего оповещения об атаках с воздуха. Мартин сказал, что трем участкам назначено работать только до 07:00, и что центр укомплектован только 'в принципе'. Белинджер сказал, что вышлет к нему офицера связи военно-морского центра раннего оповещения, отвечающего за координацию действий со всеми подразделениями морской авиации.

Ранее в этом году Мартин уже работал с Белинджером, разделяя с ним ответственность за воздушную разведку и защиту островов от ударов с воздуха. Флот отвечал в основном за разведку, армия обеспечивала противовоздушную оборону. Количество В-17 у Мартина сократилось с тридцати пяти в мае всего до дюжины сейчас: двадцать три самолета было в сентябре направлено на Филиппины, где вошли в состав ВВС Дальнего Востока. Шесть из оставшихся служили в качестве источника запасных частей для В-17, перегоняющихся из США на Филиппины, и, естественно, не были способны подняться в воздух. Еще у Мартина было тридцать три устаревших В-18 (всего 21 из них мог летать), которые могли обеспечить какую-то разведку{59}. Этим сорока пяти самолетам было далеко до тех ста восьмидесяти В-17 (или аналогичных самолетов), которые, как было установлено на учениях годом раньше, были необходимы для того, чтобы обеспечить разведку в 360-градусном секторе и надежно защитить острова от возможной атаки со стороны шести неприятельских авианосцев{60}.

У 14-го истребительного крыла было четыре эскадрильи перехватчиков и четыре эскадрильи истребителей сопровождения, размещенные на армейском аэродроме Уиллер. Истребительные силы армии насчитывали 99 современных истребителей Р-40 модификаций В и С и 39 Р-36А, но только 64 Р-40 и 12 Р-36 были готовы к полетам этим воскресным утром. У Мартина было две эскадрильи Р-40 (по 12 самолетов в каждой), временно направленные на отдаленный аэродром Беллоус (44-я эскадрилья перехватчиков) и аэродром Халейва (47-я эскадрилья истребителей) для тренировок в стрельбе. [99] Генерал-майор Мартин готовился к возможным военным действиям: у него было 120 укрытий для истребителей на аэродроме Уиллер.

Согласно решению генерал-лейтенанта Шорта, готовность № 1 означала, что нужно скорее подготовиться к защите от возможного саботажа, нежели от воздушной атаки. Мартину было приказано сгруппировать все истребители, чтобы они могли быть легко защищены от диверсий минимумом персонала. Были приняты дополнительные меры безопасности: блокировка контрольных панелей всех самолетов (требовалось три или четыре минуты, чтобы ее снять); хранение патронов калибра 0,3 дюйма и 0,5 дюйма отдельно от лент.

Гавайские военно-воздушные силы находились в состоянии четырехчасовой готовности для половины боеспособных самолетов. Понадобится время, чтобы собрать пилотов, подготовить снаряжение и занять позицию, на которой можно вести перехват самолетов вероятного противника. Истребители на аэродроме Беллоус были в плохом состоянии. В субботу утром после недели непрерывных учебных стрельб у них не тлько не наполнили баки горючим, но и сняли вооружение, чтобы провести полный цикл технического обслуживания пушек и пулеметов в воскресенье. У 47-й эскадрильи Р-40В баки были полны, а оружие заряжено, но у них имелись в наличии только патроны калибра 0,3 дюйма для крыльевых пулеметов и не было калибра 0,5 дюйма для спаренной установки в фюзеляже.

Запоздавшее предупреждение армии

Тем временем в Вашингтоне генерал Маршалл прибыл в офис Военного министерства в 11:30 (06:00 на Гавайях) и увидел, что полковник Браттон ждет его с сообщением из четырнадцати частей. После прочтения он немедленно отослал предупреждение всем командующим на Тихом океане. Все были уведомлены, кроме командующего на Гавайях генерал-лейтенанта Шорта, [100] так как радиосвязь неожиданно оборвалась{*14}. Браттон предложил вместо того, чтобы использовать гражданские каналы, позвонить Шорту по закрытой линии и передать ему предупреждение. Маршалл колебался, так как подозревал, что японцы способны прослушать закодированный телефонный разговор. Полковник сказал, что даже если это и так, то Маршалл всегда может использовать свою встречу с послами Японии Номурой и Курусой у Государственного секретаря Хэлла, назначенную на 13:00, как оправдание для неожиданного повышения боеготовности войск. Все-таки в 06:50 Маршалл позвонил Шорту, разбудив его.

Генерал Маршалл поинтересовался, в каком состоянии готовности находится армия на Гавайях. Шорт ответил: 'Тревога номер один!' Маршалла это обрадовало, так как это означало, что войска, зенитные батареи и оборонительные позиции были в минутной готовности.

'Я рад, что вы готовы, - сказал Маршалл. - Это и требовалось. Я не считаю диверсии и саботаж самой большой угрозой этим утром'.

Шорт ответил: 'Тревога номер один - это как раз борьба с возможным саботажем. Я поменял нумерацию после того, как приехал, поэтому люди здесь отнюдь не предупреждены относительно нападения'.

Шокированный этим открытием, Маршалл разозлился: 'Ты прекрасно знаешь, что по военным стандартам 'Тревога номер один' - это общая боевая тревога. Ты что, поменял военные расписания здесь, на месте? Если да, то у тебя нет разрешения на это! Тебе нужно подготовить своих людей и развернуть все силы немедленно! Возможно, ничего и не будет, но я не думаю, что сейчас у тебя есть время беспокоиться, предупреждены ли гражданские лица!' [101]

Шорт был поражен: 'Мы только вчера закончили недельные учения, но - ладно. Я все сделаю'.

'Давай надеяться, что ничего не случится, - ответил Маршалл, - потому что это ты поменял процедуру тревоги, и, если что-нибудь случится из-за этого, ты ответишь головой. Я не ожидал, что ты будешь спать вместо выполнения своих прямых обязанностей{61}'.

Когда Шорт повесил трубку, телефон тут же зазвонил снова. Генерал-майор Мартин сообщил о звонке контр-адмирала Белинджера и об изменении статуса боеготовности флота. Шорт приказал Мартину привести воздушные силы в состояние полной боевой готовности. План обороны Гавайских островов вступил в действие. Патрули летающих лодок должны были быть усилены, истребители приведены в готовность. Шорт позвонил полковнику Уолтеру С. Филипсу, своему начальнику штаба, и повторил ему инструкции. Было уже 07:15{*15}.

Первый удар

Радарная станция на Опана-Пойнт должна была закрыться в 07:00 часов. С утра грузовик не приехал, поэтому операторы - рядовые Дж. Л. Локарт и Дж. Е. Эллиот - решили продолжать тренировку. В 07:02 на экране появилась яркая вспышка. Они оценили, что сигнал означает группу, по крайней мере, из 50 самолетов, находящуюся в 130 милях к северу по азимуту 357. Они продолжали следить за двигающийся к югу мишенью на протяжении 13 минут, перед тем как доложили в оперативный центр, что наблюдают крупную цель, которая находится в 88 милях от Опана-Пойнт и приближается. В это время в центре находился лишь один офицер, лейтенант Кемит А. Тейлор. [102]

Тейлор заключил, что цель представляла собой соединение майора Лэндона из 16 В-17, ожидавшихся этим утром из Сан-Франциско.

Разведчики с японского крейсера 'Тонэ' обнаружили 'Энтерпрайз' и остальные корабли TF8 в 07:33 и доложили это командующему авиацией капитану второго ранга Футиде. Две минуты спустя разведчик F1M 'Пит' с крейсера 'Тикума' доложил, что в Перл-Харборе нет авианосцев, но много самолетов палубной авиации взлетает с аэродромов острова Форд или садится там и что корабли на стоянках, кажется, разводят пары. Футида оказался перед проблемой, что делать с этой новой и неожиданной информацией. Он принял решение разделить свои силы между Перл-Харбором и TF8. Футида приказал торпедоносцам и истребителям с 'Акаги' и 'Сорю' (20 'Кэйт', 18 'Зеро') и двум эскадрильям пикирующих бомбардировщиков с 'Дзуйкаку' (18 'Вэл') найти и потопить 'Энтерпрайз' с крейсерами сопровождения{*16}. Остальные силы будут атаковать Перл-Харбор, как предполагалось ранее. В 07:45 он выпустил две красные ракеты, означающие, что внезапность потеряна. [103] [104]

Перл-Харбор и Хикем

Половина его воздушной армады начала развертываться для атаки Перл-Харбора{62}.

В то же самое время, когда японские самолеты-разведчики докладывали о своих наблюдениях, в американский оперативный центр прибыл коммандер Уильям Тайлор в сопровождении связных офицеров флота. Там находился Кемит Тейлор, которому только что позвонил майор Кеннет П. Бергвист. Бергвист запрашивал, как работают радары и сообщено ли о ближайших целях? Тейлор передал ему информацию с Опана-Пойнт. Бергвист приказал ему позвонить туда и узнать, наблюдается ли еще цель. Пока Тейлор звонил, майор Бергвист позвонил генерал-майору Мартину и спросил его об обнаруженной радаром цели на севере. Мартин сказал, что это никак не могут быть В-17, потому что те идут с другого направления. Мартин затем позвонил на авиабазу Уиллер и приказал поднять все Р-40 и Р-36, чтобы перехватить самолетами врага к северу от Оаху. Бергвист вызвал прямо с завтрака всех операторов Центра. Он также приказал персоналу радарных станций в Каааве и на Коко-Хед продолжить работу после 07:00.

Ресурсы и опыт коммандера Тайлора и майора Бергвиста были потрачены напрасно из-за отсутствия взаимодействия внутри управленческих структур, безграмотности генерал-лейтенанта Шорта и адмирала Киммеля в вопросах радарной техники и отсутствия централизованного военного контроля воздушного пространства{63}. Последнее сообщение от станции на Опана-Пойнт пришло в 07:39, когда Локарт и Эллиот сообщили, что контакт потерян, так как цель вошла в мертвую зону в двадцати милях к северу от побережья. Как раз после исчезновения засветки на экране радара Футида разделил свою ударную группу.

В это время экипажи самолетов на различных американских авиабазах старались рассредоточить свои машины по летному полю и по возможности подготовить их к бою. Оторванные от покера, в который они играли всю ночь, младшие лейтенанты Кеннет М. Тайлор [105] и Джорж С. Велч были среди пилотов, направленных с базы Уиллер на базы Халейва и Беллоус. Японцы не знали, что существует аэродром Халейва, и не предполагали атаковать Беллоус самолетами первой волны. Разделение ударной группировки привело к тому, что на базу Уиллер вышла только часть первоначально запланированных для этого самолетов.

Девять пикирующих бомбардировщиков 'Вэл' и шесть истребителей 'Зеро' начали атаку против базы Уиллер в 07:52. 'Вэлы' так успешно нанесли удар по складам с горючим и ангарам, что казалось, будто японцы находятся на учениях. Истребители начали обстрел самолетов, находящихся на летном поле. Однако вместо ожидаемых аккуратных рядов самолетов японцы обнаружили всего дюжину Р-40 и Р-36 и четырнадцать вконец устаревших Р-26. Большинство Р-40 'Томогавк' находились в укрытиях и были защищены от непосредственного обстрела. Шесть машин были вытащены на поле, чтобы согласно приказу Мартина перехватить неопознанные самолеты к северу от острова{*17}. Два были сбиты на взлете, остальные успели излететь и вступили в бой с японцами на встречных курсах. В коротком воздушном бою все Р-40 были сбиты, но и японцы потеряли один истребитель. Армейские пилоты не смогли ничего сделать, так как слишком мало знали о японской тактике. Жертва, однако, была не напрасной: японские истребители истратили боеприпасы, что спасло большую часть истребителей на базе Уиллер.

В это время лейтенанты Тайлер и Велч вместе с четырьмя своими приятелями из эскадрильи взлетели с аэродрома Халейва и направились к большой цели рядом с Омана-Пойнт.

В это время на авиабазе Беллоус [106] приводили в порядок вооружение и заправляли истребители. Среди главных аэродромов военно-морской базе Каное повезло больше других: ее не атаковали, так как выделенные для этого истребители и пикирующие бомбардировщики были перенацелены на уничтожение TF8.

Истребители 'Зеро' с 'Kaгa' открыли атаку Перл-Харбора, уничтожив к югу от острова Форд шесть 'Девастейтеров' с 'Энтерпрайза'. Еще четыре торпедоносца и три пикировщика 'Зеро' сожгли на самом острове. Затем японские истребители прошли путь до аэродрома Эва, где уничтожили несколько истребителей и пикирующих бомбардировщиков ВМС, из числа тех, которые не были отправлены на остров Уэйк и Мидуэй. В 07:55 двадцать семь 'Вэлов' с 'Акаги' и 'Kara' атаковали аэродром Хикэм, уничтожив большинство В-17{*18} и В-18, находившихся вне укрытий. Двадцать оставшихся 'Кэйтов' выходили с юго-востока к 'линкорному ряду'.

Несмотря на своевременное предупреждение, и Хикэм и Уиллер остались без защиты. Артиллерия ПВО, предназначенная для их обороны, все еще находилась на своей базе в Шоффилдских казармах и только готовилась к занятию боевых позиций. Торпедоносцы 'Кэйт', однако, были встречены заградительным огнем пулеметов калибра 0,5 и 1,1 дюйма, и 3- и 5-дюймовых орудий кораблей в Перл-Харборе. Этот огонь был не таким смертоносным, каким он станет в более поздние годы войны, когда каждый крейсер и линкор будет нести десятки 20- и 40-миллиметровых зенитных орудий{64}.

Линейный корабль 'Оклахома' стал мишенью для семи 'Кэйтов'.

Два были благополучно сбиты, но [107] оставшиеся пропороли линкору борт своими модифицированными торпедами{*19}. Быстрое контрзатопление спасло линкор от опрокидывания, хотя он накренился на 30 градусов. ЛК 'Вест Вирджиния' также получил четыре торпеды в открытый борт, однако попадания распределились более равномерно, и он осел, оставаясь на ровном киле. Три оставшиеся 'Кэйта' атаковали 'Неваду', но два из них были сбиты, а торпеда третьего прошла мимо. 'Калифорния' и другие корабли, стоявшие на якорях с восточной стороны острова Форд, избежали атаки, так как самолеты, которые должны были их атаковать, действовали против TF8.

Через несколько минут после удара торпедоносцев над гаванью появились горизонтальные бомбардировщики. Вместо бомб они несли специально модифицированные 14-дюймовые бронебойные снаряды с линкоров. Их мишенями были ЛК 'Мэриленд', 'Теннесси' и 'Аризона'. Долгие часы тренировок сыграли свою роль: все корабли противника получили попадания. В 08:20 младший офицер 'Сорю' Нобори Канаи добился прямого попадания в носовой снарядный погреб 'Аризоны'. Взрыв не только уничтожил сам корабль, но и убил много моряков с других кораблей. Адмирал Киммель в полном шоке смотрел из своего штабного кабинета, как гордость его флота тонет в сорокафутовых водах Перл-Харбора - сорок футов воды всегда считались слишком малой глубиной, не позволяющей осуществлять торпедные атаки. [108]

'Энтерпрайз' обнаружен

Импровизированная ударная группа под командованием капитан-лейтенанта Сигехару Мураты{*20} была отделена от основных сил в 07:45. В 08:30 Мурата обнаружил TF8, тридцатиузловой скоростью отходящую к югу. В группе 'Энтерпрайза' все эскортные силы находились в боевой готовности с того момента, когда было услышано сообщение по радио: 'Воздушный удар по Перл-Харбору. Тревога не учебная'. Боевой воздушный патруль авианосца состоял из десяти 'Уайлдкэтов' и барражировал на 20 000 футов. Тридцать SBD 'Энтерпрайза' и шесть последних TBD кружили вокруг острова Май, направленные туда адмиралом Хэлси. Его план состоял в том, чтобы дозаправить и перевооружить эти самолеты для удара по японскому флоту, который Хелси собирался нанести как только он получит представление, где находится противник.

Мурата приказал своим пилотам рассредоточиться: половина атакует 'Энтерпрайз', остальные - ордер. После торпедоносцев должны были ударить 'Вэлы'. Десять 'Кэйтов' Мураты атаковали 'Энтерпайз' с обоих бортов, прорываясь через заградительный огонь, много более опасный, чем в Перл-Харборе. Три 'Кэйта' были сбиты до того, как они успели сбросить торпеды, но оставшиеся самолеты успешно осуществили атаку. Три торпеды одна за другой попали в правый борт 'Энтерпрайза', две следующие разрушили левый. Корабль потерял ход. Прекрасная система борьбы за живучесть позволила локализовать массивные повреждения, нанесенные торпедами, но модифицированные 14-дюймовые снаряды, сброшенные 'Вэ-лами', разорвались внутри корпуса и разрушили [109] водонепроницаемые переборки. 'Энтерпрайз' начал медленно погружаться в глубины Тихого океана.

'Уайлдкэты' патруля были связаны японскими истребителями. В короткой и яростной битве семь 'Уайлдкэтов' были сбиты ценой трех 'Зеро' и двух 'Кэйтов'. Оставшиеся бомбардировщики и торпедоносцы атаковали крейсеры 'Нортгемптон', 'Честер' и 'Солт-Лэйк-Сити'. Вскоре 'Честер' и 'Солт-Лэйк-Сити' загорелись и пошли ко дну. Из девяти эсминцев сопровождения 'Блатч', 'Данлап' и 'Бенбам' были потоплены. 'Нортгемптон', флагманский корабль контр-адмирала Рэймонда А. Спрюэнса, смог уйти, получив одну торпеду и одну бомбу.

Потопив 'Энтерпрайз', Мурата повел свою группу - 8 'Кэйтов', 7 'Вэлов' и 3 истребителя - назад к авианосцам{*21}. Оставшиеся эсминцы спасли выживших с погибших кораблей TF8, среди спасенных оказался вице-адмирал Хелси{65}.

Затишье перед бурей

Эсминец 'Хелм', который начал движение перед атакой, миновал выход из гавани Перла в 08:17.

Несколькими минутами позже за ним проследовал эсминец [110] 'Монаган'. Оба избежали попаданий во время атаки первой волны. В 08:25, сразу после завершения первой атаки, легкий крейсер 'Феникс' отдал швартовы и проследовал через гавань. На него не обратили внимания, так как все взгляды были устремлены на линкор 'Невада'. Пользуясь тем, что на 'Неваде' было обычной практикой оставлять под парами один котел, даже если корабль находился в гавани, Джосеп К. Тоссидж, вахтенный офицер линкора, приказал утром привести в действие остальные котлы, сообразуясь с тревожными сведениями, полученными из штаба. Этот его приказ сделал 'Неваду' единственным линкором, готовым к немедленному выходу из гавани. Вместе с младшим штурманом рулевой Роберт Сэдберри провел свой глубокосидящий корабль мимо 'линкорного ряда' и в 08:55 вывел его в главный канал, ведущий из гавани. Это был настоящий подвиг судовождения, но и он не помог.

В 08:30 радар Опана-Пойнт сообщил о другой крупной цели, появившейся вблизи Оаху и направляющейся на юг. Станция Кааава подтвердила это. Одновременно обе станции передали информацию о небольших целях, двигающихся на север. Майор Бергвист передал новые цели на базу Уиллер, чтобы оттуда смогли направить Р-40 для перехвата неприятельских самолетов. Станция Коко-Хед заметила небольшую группу целей, появляющихся с востока. Это были 12 В-17 майора Лэндона, только что прибывшие из метрополии, еще четыре вернулись из-за технических неисправностей. Майор Лэн-дон, услышав по радио о японской атаке, связался с Хикэмом, чтобы получить посадочные инструкции. Ему приказали отклониться к запасным аэродромам на Мае и на Гавайях и ждать приказа вернуться в Хикэм.

Коммандер Тэйлор передал информацию о предстоящих японских атаках контр-адмиралу Белинджеру и 2-му патрульному крылу на базе гидросамолетов в Канеохе. Эти атаки подтвердило мудрость решения Белинджера послать разведчики PBY на север на поиски [111] японского флота. Пока, однако, 18 PBY не обнаружили японских самолетов.

Р-40 с аэродрома Халейва приземлились на базе Уиллер, чтобы дозаправится и перевооружиться. 12 Р-36 стояли на летном поле, служа местной защитой, но 30 Р-40 были направлены, чтобы перехватить вторую атакующую волну. Они заметили 150 японских самолетов прямо перед собой в 08:40. Пользуясь внезапностью, 'Томагавки' сбили два истребителя и полдюжины 'Вэлов' и 'Кэйтов'. Пытаясь отвлечь врага, американцы, однако, совершили роковую ошибку, втянувшись в классический воздушный бой с верткими 'Зеро'. В результате двадцать 'Томагавков' было сбито, остальные сумели уйти, исчерпав боеприпасы. Часть самолетов получили повреждения. Тридцать четыре оставшихся 'Зеро' разбились на группы, чтобы атаковать Беллоус, Канеохе и Хикэм.

50 'Вэлов' оказались над Перл-Харбором в 08:55. Футида приказал сконцентрировать все силы на ЛК 'Невада', который только что вошел в главный канал. Зенитные орудия корабля открыли огонь, но их было слишком мало, чтобы отбить атаку. Поскольку кораблю приходилось идти по каналу прямо и медленно, он все более и более страдал от повторяющихся попаданий бомб, которые пробивали палубы н взрывались внутри, вызывая пожары и разрушения. Через несколько минут после попадания первой бомбы линкор также получил две торпеды от одной из малых подводных лодок{*22}, которая смогла проникнуть и гавань рано утром. Первая торпеда уничтожила руль и винты, вторая пробила огромную дыру в ее корпусе. Потеряв управление, линкор встал в самом узком конце пролива, где и взорвался через 15 минут в 09:10. [112] [113]

Когда линкор 'Невада' был уничтожен, горизонтальные бомбардировщики и оставшиеся пикировщики обратили пристальное внимание на линкоры 'Калифорния' и 'Пенсильвания', а также на крейсеры, которые все еще стояли на якорях. 'Калифорния' получила три торпеды от малых подводных лодок и затонула в гавани. Эсминец 'Элвин' потопил одну такую лодку. Около 15 'Вэлов' и 'Кэйтов' были сбиты зенитным огнем и пушками истребителей 'Уайлдкэт' корпуса морской пехоты, действующих с аэродрома Эва.

Бомбардировщики снова атаковали Хикэм, уничтожив несколько ангаров и сровняв с землей мастерскую. Правда, полоса избежала повреждений, только несколько самолетов было подбито.

Младшие лейтенанты Тайлер и Велч направили самолеты Р-40 с Халейвы против более чем 20 'Вэлов', сопровождаемых истребителями 'Зеро', атаковавших в 9:00 Беллоус. Они нарушили рисунок атаки и вогнали в землю полдюжины 'Вэлов'. Ранее испытав возможности истребителей, пилоты воздержались от ближнего боя, а вместо этого набрали высоту для новой атаки. Пять самолетов из этой группы действовало над базой гидросамолетов в Канаохе, они удивили японцев внезапной атакой, сбив несколько самолетов. В это время 'Зеро' и 'Вэлы' прервали атаку Беллоуса и переключились на другую мишень - аэродром Уиллер. Набрав высоту, японские истребители атаковали обороняющие свою базу Р-36, буквально разрезав на части эти устаревшие самолеты. Даже в этой ситуации Р-36 защитили аэродром от прицельного обстрела и ограничили ущерб от атаки пикировщиков, часть из которых сбросила бомбы на круговую область, под которой должны были размещаться подземные резервуары с бензином.

К 09:30 вторая атака была завершена, нападающие исчезли за горизонтом. Радар преследовал их, идущих на север, пока они не исчезли в 130 милях. По дороге домой истребители перехватили и сбили две патрульные [114] летающие лодки 2-го патрульного крыла PBY, но не раньше, чем одна из них передала на базу информацию, оправдывающую полет за пределы зоны действия радаров.

Третья волна

Авианосцы Нагумо начали принимать самолеты первой волны в 10:00. В 10:30 адмирал встретился со своим штабом для обсуждения докладов об атаке первой волны и только что полученной от Футиды информации об успехе второй атаки, которая продолжалась час. Кэптэн Гэнда предложил Нагумо нанести запланированный третий удар. Мишенями послужат нефтехранилища, доки подводных лодок, штаб, мастерские, портовые краны и другие обслуживающие деятельность флота объекты. Нагумо неохотно согласился рискнуть своим флотом, задерживаясь вблизи неприятельской базы для еще одного удара. Гэнда заключил, что гибель 'Энтерпрайза' оставила в распоряжении противника только один 'Лексингтон', а в одиночку он бессилен. В то же время потопление 'Невады' заблокировало выжившие крейсеры и подводные лодки в гавани, так что серьезной угрозы не было.

Поскольку Нагумо остался недовольным, Гэнда предложил отправить разведывательные самолеты на запад и юг, чтобы найти 'Лексингтон', который, по его мнению, находился в направлении острова Мидуэй. Нагумо согласился, что сейчас пора использовать задействовать все наличные разведывательные самолеты, и приказал поднять их в воздух. Он отложил свое решение о третьей атаке до того, как Футида вернулся и сообщил ситуацию в Перл-Харборе.

Футида приземлился на 'Акаги' около полудня. Он доложил Нагумо о результатах атаки, подчеркивая, что канал закупорен севшей на его дно 'Невадой' и остатки Тихоокеанского флота заперты в ловушке внутри Перл-Харбора. Он рекомендовал осуществить [115] третий удар немедленно, чтобы уничтожить нефтехранилища и оборудование военно-морской базы. Он добавил, что истребители сбили почти 60 американских самолетов и оставили остальные догорать на земле, устраняя любую угрозу в этом направлении. После этого Нагумо решил нанести третий удар, но добавил, что он будет последним: приняв третью волну, флот возвращается. В 13:00 54 истребителя 'Зеро', 36 'Вэлов' и 44 горизонтальных бомбардировщиков поднялись в воздух.

Восстановление и поиск

Шок и опустошение, вызванные двумя последовательными воздушными ударами, к тому времени уже удалось частично преодолеть. Адмирал Киммель рассматривал горящие и тонущие корабли, которые составляли главную силу Тихоокеанского флота. Его очень опечалил доклад контр-адмирала Спрюэнса, что 'Энтерпрайз', два тяжелых крейсера и три эсминца потеряны. Его не утешил тот факт, что 30 SBD выжили при гибели TF8 и приземлились на острове Форд. Ужаснее всего было сознавать, что Перл-Харбор стал теперь полностью бесполезен, так как выход из гавани закрыт из-за крушения 'Невады'. Главный специалист по спасению затонувших кораблей доложил, что убирать корабль придется несколько месяцев, тем более что он не может двигаться. Возможно, легче прорыть другой канал, если оборудование будет привезено с западного берега.

У генерал-лейтенанта Шорта было поменьше проблем с разрушениями. Укрепления Шафтер, Дебусси и Камехамеха в основном избежали атаки, а бараки Шоффилд получили минимальные повреждения. Зенитные батареи были развернуты на позициях вокруг Перл-Харбора и двух главных аэродромов. Обе пехотные дивизии не понесли потерь н выдвигались к береговым укреплениям. Однако военно-воздушные силы [116] генерал-майора Мартина понесли тяжелые потери. Мартин лишился четырех из шести боеспособных В-17. Из 36 устаревших В-18 только 11 'осталось в живых', количество истребителей сократилось до двадцати пяти Р-40 и шестнадцати Р-36. С другой стороны, девять легких бомбардировщиков А-20 остались в строю{66}, а прибывшие 'Летающие крепости' майора Лэндона могли обеспечить небольшую, но ценную поддержку. Мартин решил сажать В-17 в Хикэм, чтобы сосредоточить силы и приготовиться к атаке японского флота, если он будет обнаружен.

Коммандер Тайлор оповестил контр-адмирала Белинджера, что армейские радары проследили за японскими самолетами, возвращающимися на свои авианосцы. Белинджер передал эту информацию, а также доклад с PBY адмиралу Киммелю, который приказал передать информацию на 'Лексингтон' вместе с приказом искать японский флот. Он также приказал всем SBD быть готовыми к немедленной атаке, как только этот флот будет обнаружен.

Финальный удар

В 13:45, один из разведчиков 2-го крыла обнаружил японский флот в 170 милях к северо-востоку от Оаху. Контр-адмирал Белинджер немедленно предупредил адмирала Киммеля и генерал-майора Мартина. Мартин приказал В-17 подниматься в воздух немедленно, а Киммель велел Белинджеру выслать для атаки 30 пикирующих бомбардировщиков 'Доунтлесс'. Цель находилась на границе радиуса их действия, но шанс был, и Киммель хотел им воспользоваться. Бомбардировщики шли без прикрытия.

Оперативный центр получил хороший опыт этим утром и теперь функционировал лучше, чем надеялся майор Бергвист. Снова Локард и Эллиот на Опана-Пойнт обнаружили приближающиеся японские самолеты на расстоянии 120 миль. Бергвист позвонил [117] генерал-майору Мартину, который поднял двадцать пять Р-40 на высоту 20 000 футов, приказав им защищать аэродром Уиллер. Командир третьей волны коммандер Мурата приказал тридцати 'Зеро' уйти вперед, чтобы очистить небо от вражеских перехватчиков. Вторая половина истребительных сил предназначалась для непосредственного прикрытия.

Радары Мартина отследили перестроение японских сил{*23}, и Оперативный центр передал местоположение обеих групп японских истребителей 'Томагавкам'. Капитан Джеймс О. Беквиз, командующий 72-й истребительной эскадрильей, направил свои самолеты против главных сил японцев. Схватка началась в 14:35 в 20 милях к северо-востоку от бухты Канеоха. И вновь Р-40 имели преимущество высоты перед противником. Они, можно сказать, нырнули в японский строй, сразу сбив от шести до десяти 'Вэлов' и 'Кэйтов', но сами попали под удар 'Зеро'. За следующие двадцать минут половина эскадрильи была уничтожена.

Впервые в этот день армейские зенитки встречали атакующих, когда те пролетали над Перл-Харбором. Истребители обстреляли аэродром Хикэм и корабли в гавани, чтобы отвлечь внимание от бомбардировщиков. Восемнадцать 'Вэлов' атаковали нефтяные резервуары в дальнем конце военно-морской базы между Хикэмом и юго-восточным бассейном. Своими 550-кг бомбами они взорвали какое-то количество баков с горючим, вызвав обширный пожар. Остальные восемнадцать пикировщиков ударили по восьми подводным лодкам, пришвартованным по сторонам юго-восточного бассейна, рядом со штабом подводного командования. Они также нанесли удары по крейсерам 'Гонолулу', 'Сан-Франциско' и 'Новый Орлеан', которые избежали серьезных повреждений во время первых двух атак{67}. [118]

Японцам не было известно, что адмирал Киммель прошедшим летом перенес свой штаб в здание командования подводным флотом. Адмирал предпочитал управлять с берега, чтобы не обременять свой флагманский линкор обязанностями штабного корабля и дать ему возможность действовать совместно с флотом. Когда штаб был атакован тремя тысячефунтовыми бомбами, адмирал Киммель и многие сотрудники его штаба погибли. Хоть это и было непреднамеренно, смерть адмирала Киммеля даст Америке первого героя войны: он будет первым, кто получит (посмертно) 'Военно-морской крест'. В конце концов, Киммель погиб вместе со своими кораблями. Действуя как горизонтальные бомбардировщики, 'Кэйты' обрушили бомбы на склады боеприпасов рядом с сухим доком, где находился флагманский корабль Тихоокеанского флота ЛК 'Пенсильвания'.

Уничтожив запасы топлива и ремонтные мастерские, Мурата повернул к своим авианосцам, однако смерть Киммеля была отомщена. В тот самый момент, когда Мурата закончил свою миссию, 'Летающие крепости' нашли японский флот и нанесли удар.

'Летающие крепости' майора Лэндона оправдали в этот день свое имя, отразив атаку 24 истребителей, прикрывающих флот. Однако надежды потопить авианосцы шестью 600-фунтовыми бомбами, которые нес каждый самолет, не оправдались.

Истребители все еще роились вокруг В-17 Лэндона, когда SBD с 'Энтерпрайза' вышли в атаку. Решение капитанов 'Дзуйкаку' и 'Сорю' прекратить маневры уклонения, чтобы поднять в воздух дополнительные истребители, привлекло внимание атакующих. 'Доунтлессы' поразили оба авианосца бомбами на всю длину полетной палубы, взрывая торпеды и бомбы на самолетах, которые были готовы ударить по 'Лексингтону'{*24}. [119]

Цена успеха была для американцев очень высокой: только восемь их самолетов вернулись на остров Форд. Еще несколько пережили столкновение с японским флотом, но погибли на обратном пути от истребителей Мураты.

Четыре неповрежденных авианосца Нагумо - 'Акаги', 'Кага', 'Хирю' и 'Секану' приняли в 17:00 третью волну, в том числе самолеты с 'Дзуйкаку' и 'Сорю'. Когда посадочные операции были завершены, вице-адмирал Нагумо приказал флоту идти курсом на северо-запад обратно в Японию. Его первоначальное беспокойство было оправданно. Августовская военная игра правильно предсказала потерю трети самолетов и двух авианосцев. Нагумо оставил два крейсера и четыре эсминца, чтобы попытаться спасти выживших с тонущих авианосцев.

Потопление 'Дзуйкаку' и 'Сорю' стало горькой победой для американцев, так как Тихоокеанский флот прекратил существовать в качестве реальной боевой силы. Один авианосец и семь линкоров потоплены, проход в гавань Перл-Харбора блокирован, ремонтные мастерские разрушены, а запасы топлива сгорели. Хотя осталось двадцать пять летающих лодок PBY и четырнадцать В-17, всего дюжина Р-40 были дееспособны. Гавайские острова были беззащитны против воздушной атаки.

Оставшиеся ТF были направлены на следующее утро в Гонолулу, но порт был слишком мал, чтобы [120] служить чем-то иным, нежели временным укрытием для тихоокеанских крейсеров и эсминцев. Он не мог вместить флот.

TF.12 'Лексингтона' прибыло девятого числа. Вице-адмирал Хэлси, который принял командование Тихоокеанским флотом, приказал авианосцу отправиться в Калифорнию, взяв с собой поврежденный 'Нортгемптон'. С блокадой Перл-Харбора американские силы вернулись на Западное побережье. Перед ними стояла ужасная дилемма: сражаться на Атлантике и в то же самое время воссоздавать Тихоокеанский флот. Перл-Харбор не удастся открыть до апреля 1942 года{68}. К сожалению, это случится именно тогда, когда к Гавайям подойдет Ямамото во главе Объединенного флота.

Реальность

Никаких предупредительных звонков Старка или Маршалла не было. Позже было обнаружено, что связь была разрушена японцами{69}. Приход 'Энтерпрайза' был отложен на два дня из-за плохой погоды, вследствие чего авианосец был в 200 милях от Оаху в утро сражения. Вся авиация - и армейская и морская - находилась в 4-х часовой готовности. От этого была даже некоторая польза: хотя самолеты были потеряны, многие пилоты пережили этот день.

'Неваде' запретили двигаться каналом, после того как корабль получил первые повреждения. Линкор сел на грунт около госпиталя, где и был разрушен.

Перл Харбор остался передней базой для Тихоокеанского флота, который был реорганизован вокруг быстроходных авианосных соединений. Альтернатива, разыгранная здесь, показала, что только очень быстрая смена убеждений у военных и морских командующих на Гавайях и в Вашингтоне может поменять исторический результат событий 7 декабря 1941 года. [121] [124]

{55} Donald M. Goldstein and Katherine V. Dillon. The Pearl Harbor Papers: Inside the Japanese Plans. Washington, D.C., 1993. P. 100-101.
{56} Gordon Prange, Donald M. Goldstein and Katherine V. Dillon. At Dawn We Slept//The Untold Story of Pearl Harbor. New York: McGraw-Hill, 1981. P. 19.
{57} Harold R. Stark. Commanding the Fleet. Annapolis: Navy Press, 1953. P. 140-142.
{58} Я принял термин Аракаки и Киборна 'Гавайские военно-воздушные силы', чтобы отличить самолеты генерал-лейтенанта Мартина от воздушного корпуса, который был под командованием генерал-лейтенанта Шорта, или от тех соединений, которые шли транзитом на Филиппины. См.: Leatrice R. Arakaki and John R. Kuborn. 7 December 1941: The Air Force Story//Pacific Air Forces. Office of History, Hickam Air Force Base, Hawaii. P.VIII.
{59} Там же. С. 151.
{60} Prange, Goldstein and Dillon. Указ. соч. С. 187.
{61} Colonel Rufus S. Bratton. Too Late the Warning/ /Journal of Military History. V.19, №. 1, January 1955. I\ 107-108. [122]
{62} Mitsuo Fuchida. The Emperor's Samurai. Indianapolis, Bobbs-Merrill, 1975. P. 89.
{63} U.S. Army, Annex A. Lessons of the Pearl Harbor Attack//Army Field Manual FM. 100-105. Operations. August 1949.
{64} Линкоры Тихоокеанского флота получили дополнительные зенитные орудия после нападения японцев. Программа по модернизации флота должна была добавить линкорам восемнадцать 1,1-дюймовых орудий и шестнадцать 3-дюймовых. 7 декабря орудия были установлены на 'Пенсильвании', а на 'Аризоне' их предполагалось установить только в 1942 году. См.: Norman Friedman. USS Arizona (BB-39). Annapolis, Leeward Publications, 1978.
{65} John P. Ryan. The Fighting Sailor: The Biography of Admiral William F. Halsey. Annapolis: Navy Press, 1987. P. 87-89.
{66} В апреле 1941 58-я бомбардировочная эскадрилья получила первые двенадцать легких бомбардировщиков А-20, чтобы заменить устаревшие В-18. См.: Arakaki and Kuborn. Указ. соч. С. 51, 151.
{67} Francis G. Cavendish. The History of the Pacific War. Columbus: Triangle Press, 1968. P. 200-204.
{68} 'Невада' была заправлена горючим и получила снаряжение на неделю маневров, назначенных на начало 8 декабря. Поскольку ее кормовая часть была разрушена, а снаряды и порох были на борту, морским спасателям пришлось разрезать корпус корабля и вытаскивать боеприпасы. Было понятно, что взрыв ее сильно повредит гавани. 'Невада' ведь затонула в самой узкой части канала. Слишком опасной была бы попытка очистить канал, взорвав 'Неваду' и бросив все ее снаряжение. Подъем линкора всего за четыре месяца был самым большим вызовом для морских спасателей во время войны. См.: Joseph К. Taussig, Jr. A Tactical View of Pearl Harbor//Paul Stillwell (ed.). [123] Air Raid Pearl Harbor: Recollections of a Day of Infamy. Annapolis: Naval Institute Press, 1981. P. 140.
{69} Henry С Clausen and Bruce Lee. Pearl Harbor: Final Judgement. New York: Crown Publishers, 1992. P. 135-136.
{*1} Время местное (Гавайских островов). (Прим. ред.)
{*2} Американский термин. TF (Tactical Forces) иногда переводят как 'оперативное соединение', иногда как 'оперативную группу'. (Прим. ред.)
{*2} Это сообщение (текст ноты об объявлении войны) было кодированным. В посольстве должны были расшифровать его, перевести на английский, распечатать и вручить государственному секретарю Соединенных Штатов за десять минут до начала атаки Перл-Харбора. Однако американцы свободно читали японский код, так что полный текст ноты они узнали на несколько часов раньше, чем японцы закончили перевод. (Прим. ред.)
{*4} В текущей реальности это не верно. Военное руководство в Вашингтоне своевременно получило текст ноты. А вот с передачей по инстанциям - на Гавайи, Филиппины, Уэйк - действительно возникли проблемы, вызванные, по официальной версии, 'непрохождением радиоволн'. (Прим. ред.)
{*5} Из сопроводительного текста следовало, что нота должна быть вручена государственному секретарю ровно в 13:00 по времени Вашингтона. (Прим. ред.)
{*6} В текущей реальности защищенная линия связи с Гавайскими островами утром в воскресенье не работала. По крайней мере, так утверждают американские историки. {*Прим. ред.)
{*7} Насколько можно судить по описаниям историков и мемуаристов, адмирал Старк не ограничился бы 14-й решающей частью. Он скрупулезно прочитал бы Киммелю все послание - от первой до последней строчки. А потом спросил бы: 'Что вы на этот счет думаете?' (Прим. ред.)
{*8} А вот этого Старк знать не мог. (Прим. ред.)
{*9} Речь идет о степени оборонной готовности (СТОГ).
{*10} Летающая лодка, более известная как 'Каталина'. (Прим. ред.)
{*11} Э. Захариас написал это в своих послевоенных мемуарах 'Секретные миссии'. Никаких других подтверждений его прозорливости нет. (Прим. ред.)
{*12} То есть, получив предупреждение об объявлении войны, Киммель ограничился поиском в секторе раствором 60 градусов. По уставу в подобной ситуации необходимо вести двухфазную круговую разведку, но самолетов хватало только на такую. (Прим, ред.)
{*13} Японские авианосцы действительно перегоняли свои эскадрильи на базу до прихода кораблей в базу; американцы обычно этого не делали. (Прим. ред.)
{*14} В официальном американском исследовании по Перл-Харбору указывается, что утром 8-го декабря была 'плохая проходимость радиоволн'. (Прим. ред.)
{*15} Это, конечно, фантастика. К указанному времени (07:15) удалось разбудить лишь несколько ответственных офицеров. (Прим. ред.)
{*16} Это тоже фантастика. 'Зеро' вообще не имели средств радиосвязи, остальным самолетам было предписано хранить радиомолчание. В критической ситуации Футида мог выйти на связь с командирами эскадрилий торпедоносцев и пикировщиков, но столь сложное действие, как разделение атакующей волны на две группы, имеющие разные задачи, было за пределами возможности управления. Да и зачем такие сложности? Именно на подобный случай и предусматривалось разделение атакующих сил на первую и вторую волны. При обнаружении американских авианосцев против них разворачивалась одна из атакующих волн целиком. Весь вопрос - какая? Обе цели имели очевидный приоритет: ударное авианосное соединение и главная база флота. С получением сообщений с 'Тонэ' и 'Тикумы' сражение вступало в полосу острого кризиса. (Прим. ред.)
{*17} Приказ рассредоточить и укрыть самолеты был получен Мартином не ранее 07:15, атака началась в 07:50. В реальности за эти тридцать минут в лучшем случае собрались бы аэродромные команды и началось бы перетаскивание самолетов. (Прим. ред.)
{*18} В текущей реальности японцам не удалось уничтожить во время атаки Перл-Харбора ни одного бомбардировщика В-17 - ни на земле, ни в воздухе. (Прим. ред.)
{*19} Модификация заключалась в использовании дополнительных деревянных стабилизаторов, ограничивающих глубину погружения торпеды после входа в воду. Обычные торпеды в мелководной гавани Перл-Хар-бора использовать с самолетов было невозможно: сброшенные, они зарылись бы в ил на дне гавани. (Прим ред.)
{*20} В текущей реальности Мурата командовал торпедоносцами. Сомнительно, чтобы в его отсутствие атака развивалась бы так гладко, как описано в предыдущей главе. (Прим. ред.)
{*21} Реконструкция боя вызывает серьезные сомнения. Во-первых, имея такую важную цель, как авианосец, Мурата ни при каких обстоятельствах не атаковал бы половиной наличных сил эскорт. Во-вторых, 'Энтерпрайз' отличался прекрасной маневренностью: крайне сомнительно, чтобы он смог уклониться всего от двух торпед из выпущенных семи. Столь же проблематично большое количество бомбовых попаданий. В-третьих, за всю войну японцы потопили с воздуха только три тяжелых крейсера: английские 'Дорсетшир' и 'Корнуолл' в Индийском океане и американский 'Чикаго' у островов Рспдол (район Гуадалканала). Уничтожение двух тяжелых крейсеров и трех эсминцев в одной атаке крайне малоиероятно. {*Прим. ред.)
{*22} Абсолютно неправдоподобно, если учесть реальные тактические возможности этих лодок.
{*23} Вновь фантастика, если иметь в виду реальные радары 1941 года. (Прим. ред.)
{*24} Вновь моделирование боя не на высоте: автор смешивает ситуацию декабря 1941 года и июня 1942 года. В день Перл-Харбора летчики пикировщиков 'Энтерпрайза' не имели достаточного опыта, их меткость оставляла желать лучшего. В реальности из 30 'Доунтлессов' 10-12 были бы сбиты истребителями на подходе, штук восемь не вышли бы на авианосцы, потеряв ориентировку в ходе пикирования. Таким образом, прицельно было бы сброшено 8-10 бомб (причем большая часть по 'Акаги', как самому крупному кораблю). Из них попала бы одна-две. Как правило, этого недостаточно для потопления авианосца, хотя весьма вероятно, что он лишится возможности принимать самолеты. (Прим. ред.)
Победа Восходящего Солнца / Сост. и ред. Цурос П. - М.: АСТ, 2004. - 476 с. ( 'Военно-историческая библиотека'). Тираж: 5000 экз.
Свежие материалы
ВВЕРХ