Веселый отдых: отдых греция Скиатос: поиск тура.
Февраль
2012 (7520)
alternativa.lib.ru > Альтернативная история
> Футурология
Все материалы
Ретропрогнозирование (контрфактическая история)
как разновидность исследований path dependence и QWERTY-эффектов
Латов Ю. В.
Изучение QWERTY-эффектов неразрывно связано со своеобразного рода компаративистикой - сравнением того, что реально есть, с тем, что могло бы быть. Ведь сделать вывод о том, что, скажем, QWERTY-стандарт (клавиатура Шоулза) неэффективен в сравнении с DSK-стандартом (клавиатурой Дворака) можно только при условии допущения, что мог бы возникнуть мир с DSK-клавиатурой печатающих устройств. Поэтому дискуссия о Path Dependence неизбежно требует серьезного разговора о так называемом ретропрогнозировании.

Традиционно считается, что рассуждения на тему 'что было бы, если бы...' (если бы Александр Македонский прожил еще несколько лет, если бы восстание декабристов увенчалось победой, если бы НЭП не сменился Великим переломом и т. д.) для профессиональных историков неприличны: история-де не знает сослагательного наклонения. Между тем подобный подход к историческому исследованию на самом деле давно стал за рубежом вполне допустимым (хотя и все еще несколько экзотическим). Это направление исторического анализа начало развиваться еще в 1920-е гг., оно известно под многими названиями: альтернативная история, контрфактическая история, 'экспериментальная' история, ретроальтернативистика и т.д. (См.: Хук С. 'Если бы' в истории // THESIS. 1994. № 5. С. 206-215; Полетаев А. В. Клиометрика - новая экономическая история - историческая экономика // Истоки: вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. Вып. 1. М., Экономика, 1989. С. 37-42; Савельева И. М., Полетаев А. В. История и время. В поисках утраченного. М.: 'Языки русской культуры', 1997. С. 647-654. Из зарубежных изданий последних лет можно назвать сборник: Virtual History: Alternatives and Conterfactuals. Ed. by N. Ferguson. L., 1997).

Один из основоположников ретропрогнозирования - знаменитый английский историк Арнольд Тойнби, который поставил мысленный эксперимент для уточнения роли личности Александра Македонского: в одном из его альтернативных сценариев рассматриваются гипотетические последствия удлинения жизни этого великого завоевателя, в другом, наоборот, - его более ранней гибели (Тойнби А. Если бы Александр не умер тогда... // Знание-сила. 1979. № 2. С. 39-42; Он же. Если бы Филипп и Артаксеркс уцелели... // Знание-сила. 1994. № 8. С. 60-65. Оригинальные тексты являются приложениями к книге: Toynbee A.J. Some Problems in Greek History. Oxford University press, 1969). Опыт А. Тойнби строился, в основном, на использовании воображения и потому был ближе, скорее, к фантастике в жанре альтернативной истории (типа классических для этого жанра романов Ф. Дика 'Человек в Высоком Замке' или Л. Спрэга де Кампа 'Да не опустится тьма'). Лишь работы знаменитого Р. Фогеля приблизили 'еслибылогию' к точной науке. Речь идет в первую очередь о его знаменитой модели 'Что было бы, если в Америке XIX в. не было железных дорог' (Fogel R. Railroads and American Economic Growth: Essays in Econometric History. John Hopkins University Press, 1964). Хотя выводы Р. Фогеля нашли одобрение далеко не у всех специалистов, все же после его работ стало возможным относить ретропрогнозы уже не к области умозрительных спекуляций, а к одному из направлений клиометрики - историко-математических исследований.

Изучение 'истории в сослагательном наклонении' является отражением экономического подхода к исследованию общественных проблем. Действительно, современные экономисты рассматривают свою науку как изучение выбора среди альтернативных вариантов, который делают люди, стремясь максимизировать свое благосостояние. В таком случае альтернативная история - история, рассматриваемая как результат оптимизирующего выбора, - становится частным случаем анализа поведения людей, выбирающих наилучший вариант из доступных им альтернатив. Моделирование неосуществленных сценариев развития исторических событий, с экономической точки зрения, принципиально не отличается от моделирования последствий поведения, например, покупателя в магазине или правительства в период кризиса. Ретропрогноз отличается от обычного экономического прогноза лишь тем, что здесь выбор пути развития определяется не только сознательными действиями людей, организаций или социальных групп, но и чисто случайными обстоятельствами. Например, благополучный исход экспедиции Колумба во многом зависел от погодных условий в Атлантике в 1492 г. - сильный шторм мог бы отправить испанские корабли на дно и тем самым отдалить открытие Америки на несколько лет или даже десятилетий.

В отечественной научной литературе подобные исследования долгое время были практически неизвестны. Ситуация начала несколько меняться в 1970-1980-е гг., когда стала складываться руководимая И.Д. Ковальченко отечественная школа клиометристов. однако сам основоположник российской клиометристики относился к альтернативно-иммитационному моделированию исторического процесса весьма скептически, что отнюдь не способствовало его популярности. Впрочем, хотя И.Д. Ковальченко не раз высказывал критические оценки тех подходов, которые предлагали Р. Фогель и его последователи, в принципе он не отрицал возможности построения моделей, которые бы отражали отличный от реального, но допустимый ход исторических событий. В одной из его последних работ есть, например, модели развития дифференциации крестьянских хозяйств России начала XX в., если бы не было столыписких реформ и если бы они продолжались до 1920-х гг. (Коваленко И.Д. Столыпинская аграрная реформа (Мифы и реальность) // История СССР. 1991. № 2).

В 1990-е гг. повальное увлечение новомодной ментальной историей в духе 'Анналов' привело к тому, что иные направления научного поиска оставались малоизвестными и слаборазработанными. Публикация концептуальной статьи И.В. Бестужева-Лады с призывом начать разработку проблем 'ретроальтернативистики' (Бестужев-Лада И. В. Ретроальтернативистика в философии истории // Вопросы философии. 1997. № 8. С. 112-122) осталась практически незамеченной. К сожалению, следует констатировать, что строго научные ретропрогнозные исследования в постсоветской науке остаются случайными и эпизодическими, хотя в научно-популярной литературе они представлены уже довольно широко (См., например: Поликарпов В.С. Если бы: Исторические версии. Ростов-на-Дону, 1995).

Впрочем, несмотря на уже довольно долгую историю развития, это новое методологическое направление еще окончательно не сформировалось даже за рубежом. У него нет пока даже общепризнанного названия. На наш взгляд, наиболее точно содержание этого направления исторических исследований передается термином 'ретропрогнозирование', поскольку его цель - давать прогнозы альтернативных вариантов развития тех или иных исторических событий и оценивать вероятности различных их исходов (включая и тот вариант, который реально осуществился).

Объектом изучения ретропрогностики должны быть бифуркационные точки истории - те ее моменты, в которые происходит выбор качественно различных альтернатив. В бифуркационных точках происходит, так сказать, изменение русла исторического потока с долговременными последствиями. Поскольку выбор в таких ситуациях почти всегда происходит в условиях неопределенности и неустойчивости баланса социальных сил, то историческая картина может быть сильно изменена даже относительно мелкими субъективными обстоятельствами. В качестве примера можно поставить мысленный эксперимент, как пошло развитие истории России, если бы в 1905 г. во время перехода по льду Финского залива В.И. Ленин утонул: без его харизматической личности, вероятнее всего, Октябрьской революции 1917 г. либо вообще не произошло, либо она имела во многом иной характер.

Взгляд на историю как на цепь вероятностных событий, где переход от одного звена к другому происходит в результате сознательного или случайного выбора, имеет большое значение для понимания логики общественного развития. Оценка благоприятности исходов вероятностных сценариев по разным критериям оптимизации - рост благосостояния, устойчивость общественной системы, национальное самосознание и т. д. - позволит во многом уточнить или даже изменить наши знания о значении многих исторических событий. Например, восстание декабристов может быть оценено и как безответственное упущение уникального шанса на создание жизнеспособного российского конституционализма, и как преступная попытка спровоцировать смуту, близкую к реальным событиям 1612 и 1917 гг. Какая из этих оценок ближе к истине, можно выяснить только на основе ретропрогнозирования.

При обсуждении ретропогнозирования уже стало общепризнанным различать собственно альтернативное и контрфактическое моделирование. В первом случае историки анализируют те варианты истории, которые имели реальные шансы реализоваться (например, победоносное восстание декабристов). Во втором случае речь идет о сценариях, которые в принципе не могли осуществиться (например, победа Новгородской боярской республики над самодержавием Москвы). Если в реальной истории существовали определенные силы (партии, политические лидеры, социальные группы), выступавшие за альтернативный ход событий, либо признающие его возможность, причем не существует объективных (не зависимых от воли людей) факторов, которые делали бы этот ход событий невозможным, то соответствующий ретропрогноз надо считать альтернативным. Напротив, если нет данных, что кто-либо из современников предлагал практическую реализацию иного варианта событий, или попытки их реализации оказались (должны были оказаться) по объективным причинам однозначно безуспешными, такой ретропрогнозный сценарий будет контрфактическим.

Оценки реалистичности ретропрогнозных сценариев можно типологизировать по довольно простой схеме (см. Табл.). Деятельность людей (выдающихся личностей, социальных групп) определяет субъективную вероятность либо невероятность альтернативного хода событий, а состояние окружающей людей среды (природы, объективных производительных сил) - объективную вероятность либо невероятность.

Таблица

Классификация виртуальных сценариев по степени их реалистичности

    Объективные предпосылки
Объективная вероятность Объективная невероятность
Субъективные предпосылки Субъективная вероятность А Км
Субъективная невероятность Кв Кн

В этом случае ретропрогнозные сценарии могут иметь четыре степени реалистичности:

А - для альтернативного исхода были и объективные и субъективные предпосылки (собственно альтернативное моделирование);

Кв - для альтернативного исхода были объективные предпосылки, но не было субъективных (контрфактическое моделирование высоковероятных событий);

Км - для альтернативного исхода были субъективные предпосылки, но не было объективных (контрфактическое моделирование маловероятных событий);

Кн - для альтернативного исхода не было ни объективных, ни субъективных предпосылок (контрфактическое моделирование заведомо невероятных событий).

Большинство виртуальных сценариев, которые рассматривались в научной и художественной литературе, принадлежат, конечно, к классу А. Именно к нему относятся сценарии более долгой или более короткой жизни Александра Македонского по А. Тойнби, победы восстания декабристов в Петербурге, 'долгого НЭПа' по Бородкину-Свищеву или Алену (см.: Бородкин Л. И., Свищев М. А. Ретропрогнозирование социальной динамики доколхозного крестьянства: использование иммитационно-альтернативных моделей // Россия и США на рубеже XIX - XX вв. Математические методы в исторических исследованиях. М., 1992. С. 348-365; Allen Robert C. Capital Accumulation, the Soft Budget Constraint and Soviet Industrialization // UBC Department of Economics Discussion Paper. November 1997 (http://www.arts.ubc.ca/econ/dp9720.pdf - перевод см. на сервере http://antisgkm.by.ru/allen/Allen0.htm), и т. д. 'Америка XIX в. без железных дорог', которую сконструировал Р. Фогель, относится к классу Кв: нет никаких объективных причин, в силу которых американцы не могли строить вместо сети железных дорог речные каналы и магистрали дилижансов, однако, насколько известно, современники событий такую альтернативу даже не осознавали. К этому же классу относится модель 'долгих столыпинских реформ' И.Д. Ковальченко. Сценарии Км и Кн рассматриваются почти исключительно в художественной литературе. Так, 'Фатерлянд' Р. Харриса является ярким примером ретропрогноза класса Км, а 'Тьма не наступит' Л. Спрэга де Кампа - класса Кн.

Систематическое (а не эпизодическое, как сейчас) использование ретропрогнозных сценариев, моделирующих реально возможные альтернативы развития общества, позволит создать новую парадигму экономико-исторической науки. Фундаментом этой новой, формирующейся теории станут именно идеи, выросшие из анализа QWERTY-эффектов (среди возможных аттракторов развитие не всегда идет по наилучшему, выбор в точке бифуркации сильно зависит от случайных обстоятельств) и Path Dependence (зависимость от предшествующего развития ограничивает коридор выбора при движении по аттрактору).

Свежие материалы
ВВЕРХ